НЕДЕЛЯ АПК – Рога против копыт. Мясное животноводство в Черноземье – итоги и перспективы

29.11.2017

Воронеж. 28.11.2017. ABIREG.RU – Аналитика – С 1 декабря Россельхознадзор запретил ввоз мяса из Бразилии, где в конце ноября на предприятиях был обнаружен запрещенный в России стимулятор мышечного роста рактопамин. Причем сразу и в говядине, и в свинине. Ну не всё же российским спортсменам на допинге попадаться. Впрочем, может, это изощренная месть за неучастие наших спортсменов в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Корреспондент «Абирега» поинтересовался, когда нам ждать роста или, наоборот, падения цен на мясо и не причастны ли к скандалу с коровьим допингом черноземные животноводы.
Главные черноземные производители говядины – курский «Мираторг», воронежское «Заречное» и липецкий «Зерос» – должны просто танцевать от радости: Бразилия является крупнейшим экспортером мяса в РФ, а доля бразильской говядины в общем импорте этого продукта в Россию составляет гигантские 60%. Прошлый раз запрет на ввоз бразильского мяса из-за аналогичного скандала с рактопамином продлился два года – с 2012 по 2014 год. Быстро заполнить рынок говядины отечественным производителям не удастся. Так что рост цен и дальнейшее снижение потребления говядины неизбежны.
Дно российского мясного рынка пришлось на далекий 2000 год, с тех пор общее производство мяса только растет. Контрсанкции лишь подстегнули этот рост. Производство свинины ежегодно увеличивается на 9%, птицы – на 3-4%, а говядины – снижается в среднем на 1%. Средний ежегодный прирост производства мяса всех видов – около 4-4,5%. (Промежуточные итоги за девять месяцев 2017 года: рост производства мяса и субпродуктов – 7,8%.)
На ситуации со свининой и птицей бразильское эмбарго не скажется никак: рынок дешевого мяса у нас уже почти заполнен продукцией собственного производства. Более того, и свинина, и птица весь год падали в цене. Никаких госдотаций этому сектору АПК не достается уже несколько лет. Финансовая поддержка активно направляется на молочное скотоводство и мясное животноводство, культивирующее КРС.
Потребительские цены росли только на говядину. По данным Росстата, в прошлом году средние цены на говядину и свинину в России составляли 315 рублей и 264 рубля за килограмм соответственно. В этом году (по итогам января-октября) кило говядины прибавило в цене пять рублей, а свинина на шесть рублей подешевела.
Общие тенденции в развитии мясного животноводства можно охарактеризовать так: свинина неизменно занимает треть мясного рынка РФ на протяжении всей постсоветской истории, при этом мясо птицы постепенно и уверенно вытесняет говядину. Если в 1991 году на птицу приходилось только 22% всего мяса, а на говядину – 42%, то к 2016 году соотношение зеркально изменилось: мясо птицы – 47%, говядина – 17%. В 1990-е годы производство мяса всех видов уменьшилось вдвое, по сравнению с советским периодом, и лишь к 2015 году сумело превзойти показатели 1991 года. При этом производство говядины сократилось с 4 млн тонн в 1991 году до 1,6 млн тонн в 2015 году, а мяса птицы увеличилось с 1,7 млн до 4,9 млн тонн в год.
Сегодня в России производится около 9,9 млн тонн мяса всех видов в убойном весе (в живом весе – 13 млн тонн). Россия обеспечивает себя мясом на 90% при принятом пороге продовольственной безопасности в 85%. Около 1 млн тонн мяса мы ввозим из-за рубежа, а экспортируем 240 тыс. тонн. Стоит отметить, что с 2013 года, после падения рубля, экспорт мяса увеличился вчетверо. На курятину и субпродукты приходится 65% экспортных поставок.
Основными потребителями российской свинины являются, как ни странно, Украина и Беларусь, а субпродуктов – Гонконг и Вьетнам. Согласно госпрограмме развития АПК, Россия должна выйти на 200 тыс. тонн экспорта свинины к 2020 году. Сегодня за рубеж уходит 50 тыс. тонн.
Большое свинство
Белгородскую область, производящую в год 1,6 млн тонн мяса в живом или 1,2 млн тонн в убойном весе, давно и привычно называют «мясной столицей России», но стоит добавить, что вокруг этой «столицы» образовался солидный «мясной пояс», состоящий из Курской, Воронежской и Тамбовской областей. Черноземье – один из крупнейших мясных макрорегионов России. Здесь производится четверть всего российского мяса (а свинины так и вовсе 40%). Причем на одну Белгородскую область приходится 12% общероссийского производства мяса, а на остальные пять (включая Орловскую) – 13%.
Четыре черноземные области входят в Топ-20 крупнейших производителей мяса и молока РФ. Годовая выручка в животноводстве Белгородской области составила 154 млрд рублей (1-е место по РФ), Воронежской – 72 млрд рублей (7-е место), Курской – 48 млрд рублей (15-е место), Тамбовской – 43 млрд рублей (20-е место). Чуть ниже расположилась Липецкая область (40 млрд рублей), «замыкает» таблицу Орловская (20 млрд рублей).
Если брать статистику только по производству мяса (всех видов), то здесь итоги будут таковы: Белгородская (1,22 млн тонн в убойном весе в год, № 1 по РФ), Курская (329 тыс. тонн в год, № 3), Воронежская (241 тыс. тонн в год, № 11), Тамбовская (259 тыс. тонн, № 10), Липецкая (232 тыс. тонн, № 14), Орловская (82 тыс. тонн, № 39).
Что касается отдельных компаний, то представленные в Черноземье агрохолдинги – «Черкизово» (644 тыс. тонн в год – здесь и далее в убойном весе), «Приосколье» (466 тыс. тонн), «Мираторг» (422 тыс. тонн) и «Белгранкорм» (263 тыс. тонн) – занимают первые четыре строчки рейтинга производителей мяса РФ (по всем видам). Чуть ниже оказались белгородские «Белая птица» (220 тыс. тонн, № 7) и «Агро-Белогорье» (129 тыс. тонн, № 18), «Агропромкомплектация» (110 тыс. тонн, № 19) и воронежское «АгроЭко» (82 тыс. тонн, № 24).
Если же брать отдельно свиноводство, то девять черноземных компаний входят в Топ-20 по выручке в этом сегменте рынка, а «Мираторг», «Русагро», «Черкизово» и «Агро-Белогорье» заняли соответственно первые четыре места общероссийского рейтинга свиноводов.
Черноземный бизнес активно развивал свиноводческие проекты в 2017 году. Так, «Агропромкомплектация» вложила в свиноводческие проекты в Курской области более 13 млрд рублей, из них 8 млрд рублей пришлось на запущенный в июле один из крупнейших в России мясоперерабатывающих комплексов – 300 голов в час, 1 млн голов в год, 100 тыс. тонн мяса в убойном весе в год. Еще один крупный проект «Агропромкомплектации» – Захарковский свинокомплекс на 24 тыс. голов.
Крупнейший производитель свинины в Белгородской области «Агро-Белогорье» начал в 2017 году строительство пяти новых свинокомплексов и одного селекционно-генетического центра общей стоимостью 9,7 млрд рублей.
Еще один крупный игрок рынка свинины «Черкизово» в 2017 году построил в Воронежской и Липецкой областях две откормочные площадки и репродуктор общей стоимостью 2,3 млрд рублей. ООО «БВК-Глобал» сдало в августе новый свинокомплекс на 17 тыс. голов за 1 млрд рублей в Мантуровском районе Курской области.
Самый крупный воронежский свиноводческий холдинг «АгроЭко» строит второй комбикормовый завод и увеличивает производство на 18%. Пожалуй, это один из самых больших показателей роста в сегменте животноводства в 2017 году. Больше разве что у «Мираторга», причем там основной рост приходится не на курские, а на брянские производственные площадки. Впрочем, и «АгроЭко» в этом году вышел за пределы «материнской» Воронежской области – начал реализацию проекта по строительству свинокомплексов в трех районах Тульской области. Дочернее предприятие «АгроЭко» будет называться «Тульская мясная компания» и обойдется в 10 млрд рублей. Предполагаемая мощность – 60 тыс. тонн в год.
Самым крупным из анонсированных в 2017 году свиноводческих проектов макрорегиона стало начатое «Мираторгом» в сентябре в Октябрьском районе Курской области строительство комплекса по убою и глубокой переработке. Мясохладобойня стоимостью в 69 млрд рублей рассчитана на 4,5 млн голов в год, должна стать крупнейшей бойней в Европе, и это не предел. Всего «Мираторг» обещает освоить в Курской области 160 млрд рублей. Кроме скотобойни, будут построены 16 новых свинокомплексов, по два комбикормовых завода и элеватора. После реализации этого мегапроекта Курская область должна догнать по производству свинины Белгородскую. При условии, что те будут стоять на месте.
Но это вряд ли. Белгородская область давно и прочно лидирует в сегменте «дешевого» мяса, занимая первые места в РФ и по производству птицы – 582 тыс. тонн, или 14% всей российской курятины; и по производству свинины – 619 тыс. тонн, или 19% всей свинины РФ (по говядине скромное 29-е место).
В свиноводстве Черноземье вообще занимает четыре первых места по РФ, а Воронежская область показывает самые высокие темпы развития свиноводства в России: поголовье свиней здесь достигло 1 млн голов (3-е место по РФ), за 2017 год оно выросло на 304 тыс. голов, или на 40%. Пока Воронежская область по поголовью свиней отстает и от Белгородской (4,5 млн голов, 1-е место), и от Курской (1,7 млн голов, 2-е место) областей, но в этом году уже обогнала Тамбовскую (0,9 млн голов).
Успехи Воронежской области в сельском хозяйстве (рост +9% в целом по АПК региона) стали предметом обсуждения и легкой перепалки на проведенном в Воронеже Владимиром Путиным межрегиональном совещании по проблемам АПК. После того как Путин отметил Воронежскую область как «одного из безусловных лидеров по темпам роста в сельском хозяйстве», белгородский губернатор Евгений Савченко ревниво перебил президента: «Им есть куда расти, а мы уже выросли до потолка». Надо сказать, что ревность Савченко имеет право на существование, ведь всё сельское хозяйство Воронежской области произвело продукции на такую же сумму, на какую ее произвели одни животноводы Белгородской – около 160 млрд рублей.
В пересчете производства сельхозпродукции на душу населения Воронежская область уступает соседям: Белгородская – 140 тыс. рублей на человека, Тамбовская – 117,5 тыс. рублей, Курская – 110 тыс. рублей и Воронежская – 85 тыс. рублей. Так что расти, действительно, есть куда.
Обсуждалась на уровне президента и главная и по сей день неискоренимая проблема свиноводства – африканская чума свиней. В Черноземье в 2017 году было несколько вспышек АЧС. Самые крупные произошли в Белгородской и Тамбовской областях. Причем в августе 2017 года в Белгородской области очаг АЧС был обнаружен не в личном подсобном хозяйстве (ЛПХ), а на производстве – в отделении «Тюринский» компании «Русагро». Пришлось уничтожить 17 тыс. голов свиней. Поскольку поголовье было застраховано от АЧС, ущерб оценен как незначительный. В сентябре очаг АЧС был обнаружен в ЛПХ в Жердевском районе Тамбовской области. Уничтожено 405 свиней из личных хозяйств, до апреля 2018 года запрещена продажа свиней в пяти близлежащих районах.
Из-за постоянной угрозы АЧС Липецкая, Орловская и Воронежская (а также соседняя Волгоградская) области в 2017 году озаботилась полной заменой свиного поголовья в ЛПХ, расположенных вблизи свиноводческих комплексов (так называемая 5-километровая буферная зона), альтернативными видами животноводства. В Воронежской области проводится софинансирование «свиноцида» в пропорции 50 на 50, где одну половину выделяют областные власти, а вторую – соседние агрохолдинги. Возможностью поменять за казенный счет свинью на корову, козу или кролика здесь воспользовались уже более 500 личных хозяйств. Надо сказать, что в Белгородской области аналогичная программа действует с 2011 года.
Кстати, 2017 год ознаменовался крупным судебным иском в 324 млн рублей к орловским властям от ГК «Черкизово». Свиноводы обвиняют местные власти в попустительстве, приведшем к вспышке АЧС на дочернем предприятии «Орелсельпром» в декабре 2014 года. Тогда было уничтожено 27 тыс. свиней, а предприятие было остановлено на год. В первой инстанции иск отклонен, но спор продолжается.
Вообще доля «домашней свинины» неизбежно будет сокращаться. Уже сейчас в черноземных ЛПХ содержится не более 2-4% всего поголовья свиней. Дальше будет только меньше. А вот «промышленную» свинину через несколько лет ждет кризис перепроизводства.
Дойные, священные, еще и летают
Совершенно иное соотношение в сегменте КРС. Здесь на долю ЛПХ приходится 60% коровьего поголовья, и лишь 40% коров разводит коммерческий сектор – сельхозорганизации и фермерские хозяйства. Естественными лидерами по производству говядины являются мусульманские регионы страны, далее следуют регионы Сибири, где для коров более удобные климатические условия, чем для свиней.
В XVIII-XIX веках черноземные степи использовались для перегона крупного рогатого скота в Москву. Самым известным прасолом Воронежской губернии был самый известный ее поэт Алексей Кольцов. Сегодня этот бизнес популярностью в наших краях пользуется мало. В нынешних условиях окупаемость проектов в сфере производства КРС может достигать 8-10 лет (если с субсидиями государства), а то и 15 лет (если без них). Для сравнения: в свиноводстве окупаемость 4-5 лет. Но беда в том, что в России за 15 лет правила игры могут поменяться бесконечное количество раз. Загадывать на столь далекую перспективу и рисковать решаются немногие.
Воронежская область, единственная из черноземных, сохранила традицию промышленного скотоводства и далеко обогнала соседние регионы по производству говядины – более 100 тыс. тонн в год (7-е место по РФ, 3,2% всей говядины РФ). Причем по темпам роста (+3,8%) воронежцы занимают почетное второе место по РФ после Брянской области. Мясное стадо Воронежской области насчитывает 302 тыс. голов. Остальные регионы Черноземья в Топ-20 по РФ не попали, более того, все пять регионов продолжают сокращать производство говядины. Лидер падения – Орловская область – минус 8,2%. Хотя в некоторых областях, например в Тамбовской, стадо КРС за 2017 год немного увеличилось.
Главным событием в сегменте мясного скотоводства в Черноземье стала покупка лидером рынка ГК «Заречное» всех активов второй по величине скотоводческой компании Воронежской области «Стивенсон-Спутник» за 1,75 млрд рублей. В августе под контроль «Заречного» перешли 15 тыс. голов КРС (из них 6,5 тыс. голов – маточное стадо) и 20 тыс. га сельхозугодий. При этом бывшие владельцы бизнеса Сергей Гончаров и Александр Бузулеев получат всего 250 млн рублей на двоих (грубо, по два миллиона долларов), остальные 1,5 млрд рублей – это долг «Стивенсона» перед «Сбербанком», который выкупает «Россельхозбанк».
Печальная история «Стивенсона» началась в конце 2010 года, когда Гончаров, Бузулеев и примкнувший к ним американский ковбой Даррел Джеймс Стивенсон (каждый владел по одной трети в бизнесе) решили одними из первых в России заняться племенным скотоводством и перевезли самолетом, морем и поездом 1,5 тыс. буренок пород ангус-абердин и герефорд из штата Монтана, где у Стивенсона уже был аналогичный бизнес. На племенное стадо было потрачено 19 млн долларов, поголовье располагалось как в Бобровском районе Воронежской области, так и в Ленинградской области. Год спустя в Бобров завезли еще 1 тыс. голов. Вроде бы американец какое-то время жил в Боброве и даже привез с собой нескольких профессиональных ковбоев. Срок окупаемости проекта был запланирован в 8 лет. Но покупателей на чистокровных коров было немного, а госдотации регулярно задерживали. Стадо росло, но дохода не приносило.
С подачи главного селекционера области Алексея Гордеева пытались скрещивать ангусов с известной симментальской породой. Не знаю, что там вышли за гибриды, но бизнес это явно не спасло: уже к 2013 году компания испытывала сложности по обслуживанию кредита, американец вышел из бизнеса. На фоне нарастающих долгов Гончаров разругался с Бузулеевым. Гончаров взывал о помощи к местным властям, грозился обанкротиться и пустить племенное стадо под нож.
В общем, владелец более удачного проекта Сергей Ниценко оказался как нельзя вовремя. Сергей Георгиевич начинал в 2008 году и был действительно первым, кто занялся в России разведением ангусов. Господину Ниценко хватило выдержки и запаса времени, чтобы купить рисковый бизнес неудачливых конкурентов по оптимальной цене. Теперь он второй по величине производитель мяса КРС в ЦФО. У него 70 тыс. голов ангусов, 24 тыс. голов из которых составляет маточное стадо. Выше только брянские площадки «Мираторга», который никогда проблем с госдотациями не испытывал. Воронежская премиальная говядина превосходит брянскую и по качеству, и по цене. «Заречное» побеждает в ресторанах Москвы, «Мираторг» – в провинциальных супермаркетах. Главным секретом бизнеса господина Ниценко является его кредиторская задолженность.
Еще одним крупным производителем мраморной говядины является липецкий «Зерос» со стадом в 13 тыс. голов. Банкротство ему точно не грозит: агробизнес «Зероса» достаточно диверсифицирован: говядина – лишь одно из четырех его направлений.
Вместо выводов
Отдельно стоит упомянуть тот факт, что крупнейшие мясные агрохолдинги сталкивались с уголовным преследованием своих топ-менеджеров. Так, за мошенничество с мясом «Мираторга» на сумму 12 млн рублей было возбуждено уголовное дело в отношении его бывшего коммерческого директора Юлии Аксеновой, якобы продававшей контрагентам мясо ниже рыночной стоимости. А в отношении генерального директора и одновременно сына владельца «Черкизово» Сергея Михайлова было возбуждено уголовное дело за неуплату 300 млн рублей налогов. Оба дела – в стадии следствия.
Две простые цифры наиболее ярко характеризуют тенденции в мясном скотоводстве: плюс 6% рост потребления свинины в РФ за 2016 год, минус 4,5% – потребления говядины. Люди продолжают экономить на еде.
Вовремя бразильцев дисквалифицировали.Александр Пирогов

Источник

Другие материалы по теме

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика