РЕЙТИНГИ ВЛИЯТЕЛЬНОСТИ – Глава управы Центрального района Воронежа Александр Попов: «Для меня это первая серьезная должность»

Воронеж. 15.06.2018. ABIREG.RU – Эксклюзив – В представлении общественности Александр Попов – темная лошадка. Должность не сказать чтобы завидная, однако все чаще его прочат на высокие посты в правительство области, чуть ли не в вице-губернаторы. По факту общения с господином Поповым многое проясняется. Кресло главы районной управы – далеко не его предел. Если уж к интервью он подготовился основательно, то с каким же бэкграундом он приходит на совещание к своему руководству? Он явно относится к управленцам новой формации и наверняка далеко пойдет. В эксклюзивном интервью мы пообщались с Александром Поповым о минимизации человеческого фактора, перестановках во власти и секрете попадания в Рейтинг влиятельности.
– Стабильное присутствие в Рейтинге влиятельности главы районной управы – своего рода феномен. Вы сами можете его объяснить, почему эксперты выделяют и рекомендуют именно вас?
– В прошлом году, когда я впервые попал в рейтинг, мне самому это было удивительно, потому что по сравнению с некоторыми коллегами из других районов я мало выступаю в публичной плоскости. При этом считаю себя достаточно прогрессивным руководителем, и на тот момент за год у меня было сильное движение вперед по всем показателям работы управы.
Помимо результатов непосредственно в управе, я это объяснял определенным уровнем доверия со стороны Александра Викторовича Гусева, заработанным за предыдущий период в должности руководителя управления главы. За это время удалось не только оптимизировать все, что связано с протокольной деятельностью, но и погрузиться во многие аспекты деятельности администрации, в первую очередь работы управ и деятельности ТОС. Старался при этом свои идеи доводить до логического завершения, то есть внедрять.
При этом я всегда был и остаюсь открытым, благодаря чему удалось со всеми коллегами выстроить хорошие рабочие взаимоотношения.
– Вам реально удается выстроить систему, в которой минимизирован человеческий фактор?
– Когда я пришел в управу – осмотрелся, собрал весь коллектив и рассказал, по каким принципам мы будем работать. Во-первых, уровень рекомендующих кого бы то ни было людей учитываться не будет, оцениваться будет только то, что каждый делает сейчас. Во-вторых, не нужно под меня подстраиваться – нужно менять отношение к работе, формальные подходы не приемлемы. В-третьих, в управе будет выстраиваться система кадровой работы: от приема и выдвижения на вышестоящие должности до увольнения – все должно проходить прозрачно и обоснованно.
С самого начала я пытался строить систему, которая не зависела бы от конкретного руководителя, – все должно работать как часы. Ведь управа – это своего рода предприятие сферы услуг. Мы – самый близкий к населению уровень власти, от которого напрямую зависит качество жизни, именно то звено, которое формирует отношение воронежцев к власти.
Сейчас часто говорят, что количество чиновников со времен СССР выросло в разы, вот, мол, бездельников развели. Но никто не изучает, во сколько раз выросло количество задач, да и количество обращений стало в десятки раз больше. Все грамотные, пишут бумажные и электронные письма. А сроки на ответы жесткие – месяц, в случае продления – два. Самый простой вариант – формальный ответ. И этот формализм в управе сквозил во всем – в работе с обращениями граждан, протокольными поручениями, при решении любых других вопросов. Проблема не решалась по существу, а «закрывалась» документом.
Я имею опыт работы в крупном бизнес-холдинге. Там не важно количество проведенных встреч, совещаний или подготовленных документов. Есть один критерий: вопрос решен или нет. В муниципальном управлении зачастую все что-то делают, люди, вроде бы, загружены, а результат далеко не всегда осязаем.
Сейчас цикличных, повторных обращений у нас практически нет. Пока проблема не решена или пока не выяснится, что она принципиально не решаема, обращение будет находиться на внутреннем контроле. В случае обращения жителей сотрудники управы должны выехать на место или как минимум созвониться с заявителем, ведь при личном контакте любые вопросы решаются быстрее. Тем более, когда сотрудники больше общаются с жителями, они лучше понимают их проблемы и чуть меньше становятся чиновниками. Это как детей учить чистить зубы: не хочется, не понимаешь, зачем, но, когда привыкаешь, просто делаешь это и все.
«Неотвратимости» решения вопросов способствует и система обратной связи. Мой помощник общается с заявителем после ответа на обращение. Все эти меры дают результат: если раньше по существу в управе решали от 7% до 15% обращений, сейчас эта цифра выросла в 2-3 раза, а в отдельные месяцы доходит до 50%. Сотрудники знают, что отписываться бессмысленно.
Также эффективным инструментом для решения вопросов я считаю проведение выездных совещаний с жителями. В год я провожу десятки таких встреч. Это позволяет на месте выяснить проблемы, зачастую еще до того, как они станут серьезными, и попытаться их оперативно решить. Изучать проблемы, не выходя из кабинета, – не мой формат.
При этом выявилась и другая сторона вопроса: некоторые жители готовы обсуждать проблемы, показывать пальцем, писать десятки писем, даже в митингах готовы участвовать, а самостоятельно не хотят ничего сделать. Тут мы заняли принципиальную позицию: на территории частного сектора мы готовы работать только в случае заинтересованности жителей в совместной работе. И это уже дает результат. Сегодня в нашем районе существует целая система так называемых мини-грантов. Мы предоставляем жителям все необходимое для выполнения мелких ремонтных работ, а они делают то, что им по силам. Или наоборот – они закупают материалы, а комбинат благоустройства выполняет специализированные работы.
Кроме того, в прошлом году мы создали общественный совет ТОС, который фактически является общественным советом района. Его председатель присутствует на планерках, обсуждает приоритеты в благоустроительных работах и даже участвует в комиссии по формированию кадрового резерва. У такого формата сотрудничества есть еще одно преимущество. Существует устоявшийся стереотип, что все чиновники бюджетные деньги или воруют, или тратят неэффективно, а скорее – и то и другое. Через совет ТОС мы показываем нашу работу изнутри: как происходят бюджетные процессы, конкурсы, как расставляются приоритеты. Ведь тот или иной объект выбирается не потому, что там блатной живет, как некоторые говорят, а потому, что интенсивность движения больше, а состояние хуже.
– Мы встречались с главой Новоусманского района Дмитрием Масловым. Ваш пример тоже подтверждает, что работа руководителя района – это явный выход из зоны комфорта, суета, многие вопросы на ручном управлении, надо спускаться к людям. Зачем вам это было нужно?
– Сюда я, скажем так, не рвался. Когда Александр Викторович предложил возглавить управу, я вначале отказался. Думал о других сферах, о перспективе, были сомнения, ведь с задачами столь всеобъемлющими никогда прежде не работал. На следующий день решил, что отказываться нельзя, тем более что в течение двух дней со мной на эту тему говорил и Александр Викторович, и Владимир Федорович Ходырев. Решил принять предложение. Сейчас очень благодарен, что меня отправили «на землю».
– Как сложилось, что вы в принципе пришли к идее работать на муниципальной службе?
– Когда учился на юрфаке, на четвертом курсе проходил практику в налоговой полиции. После окончания смог поступить на самую младшую должность в правовом подразделении. Потом одну сотрудницу перевели, другая ушла в декрет, начальник перешел на другую работу. И получилось так, что через несколько месяцев, совсем в юном возрасте, я стал руководителем подразделения. Слухов обо мне тогда ходило много, якобы у меня крутые связи. Но мои родители – инженеры-электрики, просто так сошлись звезды.
В наркоконтроль попал совсем просто: налоговую полицию ликвидировали, и все обеспечивающие подразделения, включая юристов, перешли туда. Там из руководителя подразделения стал помощником руководителя управления.
В контрольное управление заместителем руководителя меня пригласил мой знакомый. Когда он пошел на повышение, я возглавил управление. Правда, тогда в мэрии я проработал менее двух лет. Происходила глобальная смена команды, и мне предложили уволиться. Что я и сделал в один день.
В течение двух-трех месяцев из нескольких поступивших предложений я выбрал работу в многопрофильном холдинге «Группа компаний Хамина». На разных этапах занимался юриспруденцией, курировал депутатскую деятельность по линии общественной приемной, получив там хороший опыт общения с людьми. Работа в сильном холдинге отлично помогла сформировать системность мышления и нацеленность на достижение целей. Однако там же я понял, что работа на государство или муниципалитет мне ближе.
– Цели более понятны?
– Находясь внутри системы, ты можешь больше влиять на процессы. Снаружи ты можешь что-то советовать, а здесь – можешь сам что-то изменить. Мне это показалось интереснее.
– Когда Алексей Васильевич Гордеев приходил в Воронежскую область, он говорил, что за два срока решит все задачи. Мне кажется, вам на своей должности хватит пары лет, и станет скучно.
– Я, когда сюда приходил, озвучил, что у меня нет желания работать здесь до пенсии. Если для кого-то эта должность настолько масштабная, хоть до конца жизни трудись, для меня это просто первая серьезная должность. Считаю важным запустить все основные процессы, они достаточно цикличные.
Первые полгода я много ходил пешком по району, много общался с сотрудниками комбината – пытался погрузиться в детали работы. При этом старался максимально быстро решать проблемы: увидел мусор – звоню в комбинат, через полчаса его оперативно убирают. А потом сделал вывод, что так я ломаю систему. У комбината есть определенное задание на день, составленное на основании анализа всех выявленных проблем, а я нарушаю их график. Сейчас о подобных ситуациях я сообщаю заместителю, а он, владея всей информацией, предлагает варианты и возможные сроки решения проблемы.
В этом, наверное, и есть одна из наших проблем: мы все классные «пожарные», а вот «противопожарными мероприятиями» мало кто занимается, нам не хватает системности. Пример: начали анализировать большое количество мусора на тротуаре. Да, в комбинате не хватало людей, техники, предприниматели около себя недостаточно убирали. Но элементарный анализ показал: просто не хватает урн. Культурному человеку выбросить мусор некуда, про некультурного мы даже не говорим. В итоге мы практически в три раза увеличили количество урн в районе. Пришли к тому, что схема их расположения должна зависеть от трафика людей, от точек общепита. Только такими системными решениями и нужно решать существующие задачи.
– А как вы сами видите свое карьерное развитие?
– Я очень рассчитываю на продолжение карьеры в ближайшие год–два, потому что на этом уровне все основные процессы запущены. Если в 2016 году все было направлено на построение системы работы в районе, выстраивание новых стандартов по уборке, благоустройству, ТОС, то в 2017-м мы параллельно начали заниматься культурно-массовыми мероприятиями. Как результат – ежегодные фестивали национальной кухни, ежегодные инклюзивные фестивали, пленэры; в этом году участвовали в организации театрального фестиваля. Количество жителей, посещающих мероприятия, организуемые управой, выросло почти в 10 раз. Задачи текущего года – корректировать уже работающую систему, попытаться еще повысить ее эффективность, систематизировать все существующие процессы.
– Что вы думаете о слухах о своем возможном назначении на пост вице-губернатора?
– Мне очень нравится этот слух. После того как он появился, вызвалось столько желающих помочь нам с театральным фестивалем! (Улыбается.) Так что в управе мы им активно пользуемся. А если серьезно, то я готов двигаться выше, но какая будет должность, функционал, сроки – определять руководителю.
– Про Александра Гусева одни говорят, что он очень демократичный, другие, наоборот, что очень жесткий. Какое у вас сложилось впечатление?
– Я соглашусь с мнением, что он технократ, производственник, который сам во всем разбирается. Я бы назвал его не жестким в плане людей, а принципиальным в части отстаивания идей. Это то, чему я у него научился. Если обсуждается решение, должны высказываться разные точки зрения и все участники могут их отстаивать. Когда же решение принято – иди и делай без обсуждений.
На совещаниях, даже сложных, Александр Викторович всегда слышит все доводы. Тем более для него нет проблем какие-то решения или пути достижения цели пересмотреть, если на то есть веские причины. Мне кажется, это большой плюс, если руководитель реально слышит других людей и дозволяет специалистам в своей области аргументировать свою точку зрения.
Александр Викторович вдумчивый, справедливый. Я не помню случая, чтобы он на эмоциях кого-то уволил или принял серьезное решение. Уверен, что он не сильно изменится от того, что стал руководителем региона. Хотя теперь ему больше придется заниматься политикой.
– Неизбежно сравнение Александра Викторовича с Алексеем Васильевичем. Насколько это, на самом деле, корректно?
– Алексей Васильевич приехал к нам политиком всероссийского масштаба. Сравнивать их сложно. Когда ты находишься на федеральном уровне, с большим количеством прессы, внимания, необходимостью участия в протокольных мероприятиях, у тебя все равно больше личностных ограничений. Александр Викторович – человек более простой, он сам любит ездить за рулем, не любит протокольных мероприятий. В силу совершенно разного опыта работы это по определению два разных человека.
– С учетом интенсивной загрузки у вас остается время на отдых?
– Если отдых – это лежать на диване, то его у меня особо никогда и не было. Хотя иногда бывают моменты, когда мы с женой решаем полдня пассивно отдохнуть, посмотреть фильм, почитать книги. Но это бывает крайне редко. Больше времени мы пытаемся проводить с детьми. Сейчас их трое. Учитывая их разный возраст и разные интересы, придумываем много увлекательных мероприятий и путешествий.
Да, наши мамы готовы брать детей к себе на выходные, но мы понимаем, что, если с годами мы еще будем нуждаться в общении с детьми, то сами они будут все меньше испытывать потребность в нашем обществе. Понятно, что в современной жизни детей сильно привлекают компьютеры, телефоны, но мы стараемся прививать им свои стандарты правильной семейной жизни.
– Есть ли в вашей жизни место спортивным увлечениям?
– Перед работой на 30-40 минут я почти каждый день захожу позаниматься в спортзал, чтобы потом вовремя быть на работе.
Помимо личных спортивных занятий, у меня есть и общественная нагрузка – я президент «Федерации плавания» Воронежской области. В школе я сам занимался плаванием, выполнив норматив мастера спорта. Именно спорт дал мне стремление становится первым в любом деле.
За три года, как я возглавил федерацию, у нас почти в 5 раз увеличилось количество мастеров спорта, мы на 15 позиций поднялись в рейтинге Воронежской области среди видов спорта, впервые в истории воронежского плавания четыре человека у нас представлены в сборных командах России. Конечно, огромную роль сыграл факт строительства в области более 20 бассейнов за последние несколько лет. Федерация, со своей стороны, ввела денежное вознаграждение за рекорды области и ежегодные поощрения лучших тренеров и спортсменов. Несмотря на достижения, я планирую оставить эту должность, так как не хватает времени углубляться в проблемы и, соответственно, не всегда получается найти новые, современные, системные пути движения вперед. Но убежден, что заложенная динамика в развитии воронежского плавания неизбежно будет продолжена и у нашей области будут свои участники олимпийских игр. Я неисправимый оптимист!Ольга Ламок

Источник

Добавить комментарий