РЕЙТИНГИ ВЛИЯТЕЛЬНОСТИ – Епископ Евфимий (Виктор Петрович Максименко). Дорога к Богу у каждого своя

Воронеж. 20.06.2019. ABIREG.RU – Аналитика – Людям, бывающим в храме, наверное, доводилось видеть мальчишек-пономарей лет десяти, а то и младше, бойко, на память, читающих пространное шестопсалмие и уверенно ориентирующихся в мудреном богослужебном уставе – где поклониться, когда перекреститься, куда встать. Но порой, достигнув совершеннолетия, они «вдруг» охладевают к вере и уходят из церкви, повергая в шок своих боголюбивых мам и бабушек. У иных, наоборот, в этом возрасте спадает пелена с глаз, и они приходят к Богу. Ведь и сам Господь до 30 лет укреплялся духом и только потом вышел на служение. Похоже сложилась и жизненная траектория Владыки Евфимия, детские годы которого прошли в старинном городке Глухове Сумской области, что в 15 км от знаменитой Глинской пустыни.
О духовной карьере глуховский школьник Витя Максименко и не помышлял, хотя по праздникам, пусть и с ленцой, но всё же ходил в храм по настоянию своей бабушки – одной из многомиллионной армии истинно верующих «белых платочков», которые в годы атеистического беспредела спасли Русскую Церковь. Авторитет бабушки был непререкаем.
Сам же Виктор с малых лет хотел помогать людям и видел себя военным врачом, поскольку среди родственников было много служивых – летчиков, ракетчиков и даже моряков. Его любимой передачей была программа об армии «Служу Советскому Союзу!», которую будущий Епископ Усманский никогда не пропускал и смотрел с куда большим интересом, чем «Ну, погоди!».
У Виктора была тяга к точным наукам, он учился в математическом классе. Учитель химии давала ему на каникулы реактивы для опытов, ничуть не опасаясь, что любознательный ученик устроит пожар или взрыв. Виктору даже доверяли брать на дом школьный телескоп – знали, что он вернет его в идеальном состоянии.
Времена были советские – поступить в мединститут было сложно, поэтому на семейном совете решили, что Виктор для начала закончит медучилище в Глухове, а потом, уже вне конкурса, поступит на военно-медицинский факультет университета в Киеве. План сработал. Почти. Виктор с отличием окончил медучилище, став фельдшером, но, когда дело дошло до поступления в вуз, документы абитуриента Максименко, отправленные из Глуховского военкомата в Киев, где-то затерялись. Случайность? Едва ли. Трудно не согласиться со Святителем Игнатием Брянчаниновым: «Нет слепого случая – Бог управляет миром!»
Впрочем, к этому моменту Виктор был уже совсем другим человеком: Дина Васильевна, преподаватель фармакологии из медучилища, подарила ему «Новый Завет». Иной человек не одолеет и двух его страниц – заснет, другой, даже прочитав от корки до корки, останется тем же человеком, что и был, но для Виктора Максименко эта книга стала глотком свежего воздуха и окном в новый мир. И жить «по накатанной», как все, он уже не мог.
В начале 90-х, после долгих лет забвения, вновь открылась Глинская пустынь. Виктор, конечно же, отправился туда. Естественно, как и положено, пешком. Это паломничество запомнилось юному пилигриму по многим причинам. «Неужели, внучек, ты в старых ботинках пойдешь в святое место?» – нахмурилась бабушка. И выдала новые. В итоге Виктор, насилу дойдя до пустыни, едва смог разуться, сняв обувь вместе с кожей стоп. Однако после этого он стал регулярно бывать в Глинской пустыни, где ему были рады.
Было бы логично, если бы его там и постригли в монахи, к чему стремилась его душа, но у Бога своя логика и свой план относительно каждого из нас, даже самого закоренелого атеиста. В 90-х восстановление Глинской пустыни шло трудно, и старенькая схимонахиня Евстолия, окормлявшаяся у великих глинских старцев еще до войны, получила откровение, что послушнику Виктору будет полезнее «прилепиться», как говорят православные, к отцу Никону, тогда еще архимандриту монастыря в Задонске – ныне Митрополиту Липецкому и Задонскому (11-12-е место Рейтинга влиятельности). Так несостоявшийся военный врач Виктор Максименко, будущий Епископ Усманский Евфимий, и оказался в Задонске, где исполнилась его детская мечта – помогать людям.
Знак «Однажды, когда я учился в третьем или четвертом классе, – вспоминает Владыка Евфимий, – мы пошли с бабушкой в храм на праздник. Всю службу я томился, дергал потихоньку бабушку за рукав, тихонько скулил, когда, мол, будет причастие и скоро ли мы пойдем домой. Бабушка хоть и сердилась про себя, но смиренно терпела мое нытье. А после службы к нам неожиданно подошел блаженный старичок Илюша, известный всему Глухову юродивый: «А ты, мальчик, священником будешь – нашим, православным. Большим человеком станешь…». И протянул мне крестик. Дома мы рассказали об этом странном эпизоде родителям. Те поудивлялись и даже посмеялись, дескать, какой из нашего Вити священник, когда у него одна математика да физика с химией в голове. И забыли. А вспомнили спустя много лет, когда я стал монахом. Тот крестик я до сих пор храню».
Выбор «Мне очень понравилась обитель в Задонске: здесь было ощущение единства братии и духовного подъема, – говорит Владыка Евфимий. – Хотелось остаться навсегда, но и домой еще тянуло. Владыка Никон, видимо, понимая мое настроение, спросил: – Ну, что: остаешься? Или дома в обморок упадут, как узнают? – Упадут, Владыка. – Ну, езжай пока домой, потом приедешь. Я вернулся в Глухов, но спустя полтора месяца собрал вещи и уехал в Задонск, оставив рядом с иконами записку: «Уехал учиться в семинарию…» Помню, еще в Глинской пустыни иеродиакон Игнатий говорил мне: «Если есть желание идти монашеским путем, нужно сначала понять, что тебя удерживает в миру. И четко выстроить приоритеты». Меня ничто не удерживало в миру, и главным моим приоритетом было желание служить Богу. В этом был смысл жизни, который я долго искал».Владимир Башмаков

Источник

Admin

Добавить комментарий