РЕЙТИНГИ ВЛИЯТЕЛЬНОСТИ – Воронежский пасьянс. Какие ресурсы позволяют героям рейтинга влиять на регион?

Воронеж. 11.06.2019. ABIREG.RU – Аналитика – Рейтинг влиятельности 2019-2020 года обновился новым показателем. Совместно с экспертами «Абирег» выделил четыре типа влияния, по которым распределялись участники рейтинга: публичное, теневое, финансовое и формальное. Теперь, голосуя за ту или иную персону, эксперты определяли, какой тип влияния она преимущественно использует при воздействии на жизнь региона.
За словом в карман не полезут
Рейтинг влиятельности Воронежской области продемонстрировал, что влияние большинства персон происходит посредством их публичности. Из сотни «самых-самых» эксперты отнесли к публичному влиянию 47 человек. Не исключаем, что столь комплиментарная статистика связана в том числе с двояким пониманием самой публичности. В большинстве случаев под публичностью мы понимаем влияние, при котором официальные полномочия подкреплены реальным авторитетом и возможностью влиять на общественное мнение. «Публичное влияние оказывают люди, которые «в прожекторах», на виду, они имеют доступ ко всем формам выражения своего мнения и, выражая его, влияют на ситуацию», – прокомментировал один из собеседников «Абирега». Однако некоторые обладают только публичным влиянием, и тогда оно оборачивается «картинкой» без реальных рычагов воздействия. Вероятно, в следующем году при сохранении методики мы разграничим эти разновидности.
Сохранивший первое место в рейтинге Алексей Гордеев, по мнению 53% экспертов, продолжает оказывать влияние на регион посредством публичности. Однако 40% голосовавших посчитали, что после ухода с поста губернатора господин Гордеев использует и теневые механизмы влияния.
Действующий губернатор Александр Гусев ожидаемо стал лидером по публичному влиянию. Эксперт рейтинга, экс-руководитель УФНС региона, доцент юридического факультета ВГУ Сергей Дуканов отметил, что одного лишь присутствия в СМИ для публичного влияния недостаточно: «Публичность – это не только СМИ, она определяется формальным статусом, связанным с принятием решений и претворением их в жизнь. В этом плане сегодня, безусловно, Александр Гусев стал лидером».
При этом другой эксперт проекта считает, что для высокой степени публичности губернатору не хватает трансляции своего личного мнения: «Я не могу сказать, за что Гусев – какие у него ценности, какие приоритеты, – в отличие от Гордеева, который постоянно демонстрировал свою позицию по большинству вопросов», – пояснил эксперт проекта, бизнес-консультант Евгений Гаврилов. Ни один эксперт не заподозрил господина Гусева в теневом влиянии. Хорошо или плохо в столь высокой должности не иметь теневых ресурсов влияния – вопрос открытый.
Примечательно, что высокопоставленные силовики – прокурор Воронежской области Николай Шишкин, руководитель регионального управления СК по Воронежской области Кирилл Левит и начальник регионального ГУ МВД Михаил Бородин – также используют, по мнению экспертов, преимущественно публичные механизмы влияния.
Кто платит, тот и заказывает музыку?
Двадцать персон рейтинга оказывают влияние на жизнь региона, в основном, при помощи финансов. Но сами по себе деньги – это еще не показатель успеха: опрошенные «Абирегом» эксперты сошлись во мнении, что одного состояния недостаточно, главное – это возможность распоряжаться финансовыми ресурсами. «Финансовое влияние – это наличие финансовых ресурсов, способных повлиять на решение или формирование мнения. Здесь особенно важно то, каким количеством ресурсов человек способен распоряжаться. Чем выше это количество ресурсов, тем, соответственно, выше влияние», – считает политолог Владимир Слатинов.
Наибольший показатель финансового влияния у гендиректора строительной компании «Выбор» Александра Цыбаня. Из персон первой десятки преимущественно финансовым влиянием, по мнению экспертов, пользуется только президент группы компаний «ЭкоНива» Штефан Дюрр. Стоит отметить, что 24% экспертов отдали свои голоса за публичное влияние бизнесмена: выстроенные взаимоотношения с властями, а также широкое присутствие в СМИ дают о себе знать.
Среди участников рейтинга есть люди, которые совмещают публичное и финансовое влияние, сочетая бизнес и политику. Однако эксперты сошлись во мнении, что в споре денег и публичности первичны все-таки деньги. Это депутаты Воронежской областной Думы Игорь Алименко (гендиректор ГК «Логус»), Александр Князев (глава КФХ), Владимир Поваров (директор Нововоронежской АЭС), а также экс-председатель Совета директоров «Воронежсельмаш» Григорий Чуйко. По всей видимости, для воздействия на жизнь региона эти люди предпочитают использовать материальные ресурсы, а не депутатские мандаты.
Табличка на двери
Формальным влиянием обладают 17 героев рейтинга. По мнению экспертов, оно ограничено рамками занимаемой должности. «Есть те, у кого громкая должность, но они нигде не звучат и ничего не делают – там формальное явление. Такие люди имеют влияние только у себя в структуре», – считает Евгений Гаврилов. В первой половине рейтинга всего пять человек относятся к формальному влиянию. Видимо, степень эффективности такого влияния эксперты оценивают ниже, чем другие механизмы воздействия.
По результатам голосования, в большей степени, чем у остальных героев, формальным статусом было ограничено влияние экс-руководителя департамента предпринимательства и торговли Воронежской области Галины Абричкиной.
В то же время природа формального влияния может быть разной. Например, оно вполне естественно для чиновников, которые закрепились в своих должностях относительно недавно, особенно тех, чья работа связана с аппаратными функциями. В частности, по мнению экспертов проекта, руководитель аппарата губернатора Сергей Трухачев и его первый заместитель Александр Попов прибегают преимущественно к формальному влиянию. При этом у каждого из них есть второе явно выраженное слагаемое во влиянии. У господина Трухачева это публичный компонент, а у его зама – теневой.
Сергей Честикин, который перешел на должность зампреда правительства области по строительству в декабре 2018 года, также с небольшим перевесом наделен формальным влиянием. Его удельный вес у господина Честикина составляет 47%. Однако, судя по итогам голосования, это лишь вопрос времени: 39% голосовавших наделили зампреда публичным влиянием.
В кулуарах власти
Самым интригующим типом влияния – теневым – пользуются, по мнению экспертов, девять участников рейтинга. «Это те, кого не видно и не слышно, но без попадания в их поле зрения вопросы не могут быть решены. Такие люди за счет связей в официальных, теневых, общественных кругах формируют соответствующую позицию», – считает один из собеседников агентства.
«Это неформальные способы достижения своих целей и неформальные способы оказания воздействия на те или иные процессы, на тех или иных людей. Есть люди, которые не являются публичными, но на уровне неформальных контактов их мнение, их суждения, их позиция имеют серьезное значение», – соглашается с ним Владимир Слатинов.
Эксперты решили, что самым «теневым» игроком является почетный гражданин области Геннадий Макин. «Неважно, что у него написано на визитке, как он сам себя позиционирует, что о нем говорят, главное – он поддерживает высокое качество личных отношений с высокими влиятельными людьми. Он может просто привести и познакомить нужных людей, ему доверяют, он может быть третейским судьей в конфликтах интересов. Такие люди имеют высокую личную репутацию и большое количество связей, они вхожи в кабинеты», – считает Евгений Гаврилов.
Преимущественно теневое влияние в регионе используют и ушедшие на федеральный уровень вслед за Алексеем Гордеевым замминистра природных ресурсов и экологии Владимир Логинов и замминистра сельского хозяйства Максим Увайдов. Предпочитает теневые механизмы, по мнению экспертов, и вице-губернатор Виталий Шабалатов. Однако 38% экспертов видят в его работе перевес публичного влияния.
Мистер Икс
По многим персонам рейтинга эксперты не смогли определиться однозначно. Например, бывший вице-мэр Алексей Антиликаторов, возглавляющий теперь Агентство инноваций и развития экономических и социальных проектов, то ли уже стал публичным игроком (45% голосов), то ли все еще пользуется лишь формальным влиянием (43% голосов).
Опытные политические игроки, как правило, прибегают к сразу нескольким видам влияния. Так, руководитель департамента финансов Воронежской области Надежда Сафонова использует все механизмы влияния практически в равной мере – каждый тип влияния в отношении госпожи Сафоновой выбрали по 25% экспертов. А федеральный инспектор Александр Солодов в равной степени пользуется публичным и формальным влиянием, при этому четверть экспертов отнесла его к «теневикам».
Мнения о том, какой тип влияния наиболее результативен, у экспертов также разошлись. «Я думаю, наибольшее влияние имеют публичный и теневой типы. И то, и то – это долговечнее и надежнее. Финансовая власть сегодня есть, а завтра – нет, формальная – так же. Что-то пошло не так, ляпнул не то в СМИ – и ты не работаешь на должности, Это и на общероссийском уровне видно. Последние случаи арестов высокопоставленных людей это доказывают», – считает Евгений Гаврилов.
Другое мнение у Владимира Слатинова: «Самый значительный тип влияния – точно не публичный. Публичная политика подавляется вертикалью власти. Ведущее значение имеет теневое и формальное влияние, при этом фактор формального влияния в вертикальной системе власти возрастает».
Оценивая факты и события 2018-го и начала 2019 года, Сергей Дуканов предположил, что в регионе появляется и новая сила, которую пока не удается связать с конкретной личностью: «Причем эта сила крайне влиятельна, в прошлом году, да и в этом не раз в политическую жизнь региона она вносила существенные коррективы. Я бы назвал эту силу мистером Инкогнито. В рейтинг влиятельности Мистер Инкогнито не попал, но по итогам 2018 года он мог бы занять твердое место в десятке самых влиятельных лиц региона, – предполагает господин Дуканов. – Условный мистер Инкогнито – профессионал, любящий свое дело. Своими действиями он определяет нашу реальность. Эти профессионалы понимают, что в условиях бессилия или раздрая власти именно они будут принимать ключевые решения в области. Этих людей много, они начинают пытаться заявлять о себе. Возможно, они даже не знают друг друга в лицо, но чувствуют, что не одиноки. На примере Воронежской области видно, что фактическая власть и власть, облеченная в традиционную форму, перестают совпадать (некоторые люди из списка напоминают вывеску власти, чем саму власть, фамилии называть не буду). Этот процесс повлечет закрепление за многими первыми лицами только представительских функций, а фактическая власть – что говорить и что делать – будет принадлежать другим людям. Регион от этого может только выиграть при условии, если эти люди не покинут наш регион. Возможно, наступит время, когда фактическая власть станет формальной, но это вопрос следующих рейтингов».
Так что, вероятно, между ста строк с самыми влиятельными персонами проглядывает и некая «сто первая» – собирательный образ тех, кто занимает далеко не звучную должность, но находится рядом с влиятельными людьми и тем самым участвует в формировании некоего субъекта коллективного теневого влияния.Екатерина Яньшина Ольга Ламок

Источник

Admin

Добавить комментарий