0

Тамбовские МУПопады: кому выгодно банкротить муниципальные предприятия?

Тамбов. 14.06.2019. ABIREG.RU – Аналитика – В Тамбове на грани банкротства находится единственный муниципальный пассажирский перевозчик в областном центре – «Тамбовгортранс». Пока сложно говорить об итогах процесса, но если «Тамбовгортранс» станет банкротом, город может полностью лишиться муниципального транспорта.
Это не первый случай, когда крупному тамбовскому унитарному предприятию грозит признание несостоятельным. Серьезные финансовые проблемы испытывали, например, МУП «Ритуал» и МУП «Тамбовтеплосервис», а МУП «Тамбовинвестсервис» вообще обанкротился, задолжав кредиторам более 2 млрд рублей – невообразимую по тамбовским масштабам сумму.
Почему унитарные предприятия в Тамбове оказались неэффективной организационно-правовой формой? Виной ли тому «родовые пороки» такого типа хозяйствования или имела место цепь драматических случайностей? Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим несколько примеров.
МУП «Тамбовинвестсервис»: рукотворная катастрофа
Самым резонансным банкротством за последнее время стало объявление несостоятельным МУП «Тамбовинвестсервис».
Это муниципальное предприятие было создано в 2005 году, чтобы снабжать теплом и горячей водой многоквартирные дома Тамбова, а также обслуживать теплосети и управлять муниципальными банями.
За время существования предприятия там сменилось несколько директоров, лишь первый из которых – Николай Требушкин – возглавлял МУП «ТИС» достаточно долго, почти 10 лет. Затем началась чехарда, напоминающая эпоху солдатских императоров в Древнем Риме.
Преемник Требушкина – Юрий Дубовик правил два раза по нескольку месяцев: с января по июнь 2015 года и с октября 2015-го по февраль 2016-го. Закончилось это правление тем, что на Юрия Дубовика было заведено уголовное дело по итогам проверки, которая была проведена областной Контрольно-счетной палатой. Выяснилось, что еще при Николае Требушкине его заместители, включая Юрия Дубовика, заключили без согласия муниципальных властей крупные сделки на общую сумму больше 22 млн рублей.
Юрий Дубовик был арестован по решению Ленинского районного суда Тамбова. В числе прочего ему вменялось в вину самовольное заключение в 2015 году договора на оказание юридических услуг общей стоимостью 6 млн рублей.
В феврале 2016 года место Юрия Дубовика занял воронежец Владислав Ландсберг. Незадолго до этого развалилось уголовное дело о мошенническом хищении 511 млн рублей, в котором фигурировал и господин Ландсберг. Владислав Сергеевич продержался на посту генерального директора «Тамбовинвестсервиса» до 1 июня 2016 года – всего три месяца. Сейчас он трудится заместителем директора одного из департаментов Минприроды.
Преемник Ландсберга – Дмитрий Бутерус отменил доверенности, выданные до 2 июня 2016 года включительно, на совершение любых сделок от имени предприятия, в том числе на представление интересов МУП «ТИС» в арбитражных судах. Сделано это было потому, что тень предстоящего банкротства уже нависла над предприятием: компания вошла в пятерку самых злостных должников в России. В частности, генерирующей компании «Квадра» она задолжала 1,6 млрд рублей.
В сентябре прошлого года, когда Арбитражный суд Тамбовской области признал МУП «ТИС» банкротом, долг предприятия перед кредиторами достиг уже 2,02 млрд рублей.
«В банкротстве «ТИС» виноваты руководители, деятельность которых и привела к огромным долгам. Нет каких-либо объективных причин, оправдывающих столь неэффективное управление», – прокомментировала этот факт начальник областного управления ТЭК и ЖКХ Светлана Григорьева.
Спасать предприятие смысла не было, ведь его финансовое положение с каждым годом становилось все хуже.
Например, по итогам 2016 года чистый убыток составил 110 млн рублей, тогда как выручка равнялась всего 134,6 млн. Показатели следующего, 2017-го года были уже совсем катастрофическими: 114-миллионный убыток при выручке в 51,7 млн рублей. Счет МУП «ТИС» был арестован, все деньги с него стали списываться напрямую «Квадре». Конкурсным управляющим была назначена член Союза «СРО АУ «Стратегия» Тамара Елесина.
МУП «Ритуал»: тайны бухгалтерии
Летом 2017 года на грани банкротства оказалось и другое известное тамбовское унитарное предприятие – МУП «Ритуал». Первое время после своего создания оно было прибыльным, однако в сфере городских ритуальных услуг росла конкуренция и уже в 2016 году положение предприятия подкосилось.
О надвигающемся неблагополучии можно было судить по выступлениям генерального директора МУП «Ритуал» Владислава Коннова, который и на различных мероприятиях, и на своей страничке в «Фейсбуке» клеймил «недобросовестных частных ритуальщиков», которые, по его словам, «варварски выкапывали останки мертвецов», устанавливали несправедливые расценки на свои похоронные услуги и совершали прочие неблаговидные действия.
Однако люди, знакомые с ситуацией в сфере ритуальных услуг, уже тогда понимали, что начавшиеся беды «Ритуала» кроются не столько в происках конкурентов, сколько в крайне неграмотном управлении предприятием. Впрочем, неграмотном ли? О многом говорит уже то, что руководителя МУП – перед тем, как он занял эту должность – дважды судили за мошенничество.
Когда Владислава Коннова на посту директора «Ритуала» ненадолго сменил Руслан Рафиков, он ужаснулся тому, что там происходило. По его словам, в бухгалтерии МУП царил бардак. За период руководства Коннова там сменилось несколько главных бухгалтеров, которые не успевали наладить нормальную работу. Программное обеспечение часто выходило из строя. Фактическое состояние дел предприятия сильно расходилось с бухгалтерскими документами. В частности, убыток по итогам 2016 года официально равнялся 434 тыс. рублей, хотя в действительности был намного больше. Те бумаги, которые еще не были подписаны, Рафиков завизировать отказался.
Как выяснилось, кредиторская задолженность «Ритуала» за 2016 годы выросла в два раза и достигла 5,5 млн рублей. Кроме того, долги по заработной плате превысили миллион рублей. Для предприятия с суммой активов в 700 млн рублей это были критичные суммы.
Руслан Рафиков не смог выправить дела предприятия. Удалось это, да и то лишь отчасти, его преемнику Андрею Эндерсу. Однако это уже отдельная история.
Интересно в этой истории, как, впрочем, и в предыдущей, следующее: почему в руководстве МУПов нередко оказываются люди с сомнительной репутацией, которых «в прошлой жизни» (неважно, с каким результатом) судили за мошенничество? Это что, родовое клеймо муниципальных и государственных предприятий?
МУП «Тамбовтеплосервис»: разорение с прицепом
Несколько раньше, осенью 2017 года, угроза банкротства нависла над еще одним крупным предприятием тамбовского ЖКХ – МУП «Тамбовтеплосервис». Оно на семь лет моложе «Тамбовинвестсервиса» и функции у него несколько иные. С 1 февраля 2013 года в его ведении находятся все котельные Тамбова. Предприятие занимается их эксплуатацией и модернизацией, а также поддержанием в порядке связанных с ними сетей.
Заявление в Арбитражный суд Тамбовской области подала налоговая инспекция, когда задолженность предприятия перед государством достигла 34,5 млн рублей. Налоговики потребовали признать крупнейшую энергокомпанию региона банкротом.
Сумма задолженности, конечно, невелика. Однако это лишь верхушка айсберга. По словам бывшего вице-губернатора Игоря Кулакова, задолженность МУП «ТТС» перед кредиторами к осени 2017 года достигла 500 млн рублей, что хоть и меньше долга МУП «ТИС», но вполне сопоставимо с ним. Так что предприятие могло быть тоже признано несостоятельным.
Помимо областной налоговой инспекции, в те же дни в суд на «Тамбовтеплосервис» подал и Тамбовский филиал ПАО «Квадра». О банкротстве в иске речь не шла, однако фигурировала там очень крупная сумма. По расчетам специалистов «Квадры», МУП выставил ей счет за тепло, завышенный на 187 млн рублей.
«Тамбовтеплосервис» не сумел доказать свою правоту. «Квадра» предложила ему признать ошибку в расчетах и вернуть 187 млн рублей управляющим компаниям. Это дополнительно подкосило финансовое положение МУПа.
Независимые аудиторы тогда пришли к выводу, что финансовое положение МУП «ТТС» значительно хуже, чем у большинства сопоставимых по масштабу предприятий России, занимающихся производством пара и горячей воды. При этом в 2017 году финансовое состояние организации было значительно хуже, чем в предыдущем.
Депутаты городской Думы приняли решение о безвозмездной передаче имущества «Тамбовтеплосервиса» из муниципальной собственности Тамбова в государственную собственность региона, потому что предприятие набрало долги, которые город никогда не сможет заплатить. Вопрос о поставках тепла стала курировать область.
«ТТС» избежал банкротства. У него был 500-миллионный долг, однако и ему были должны, причем практически столько же. Задолженность перед ним ООО «Тамбовской теплоэнергетической компании» к концу 2017 года достигла 449 млн рублей. Эта компания была посредником между «Тамбовтеплосервисом» и потребителями. Она постоянно нарушала свои обязательства перед муниципальным предприятием и поставила его на грань несостоятельности.
В апреле 2018 года «Тамбовтеплосервис» подал на «Тамбовскую теплоэнергетическую компанию» в арбитраж иск о взыскании 147 млн рублей, и общество с ограниченной ответственностью было признано банкротом. Конкурсным управляющим был назначен Андрей Коняхин из Союза арбитражных управляющих «Саморегулируемая организация «Дело». На генерального директора компании Николая Лазарева было заведено уголовное дело по статьям УК РФ «Присвоение или растрата» и «Злоупотребление полномочиями».
Этот случай как нельзя выпукло показывает, что смену организационно-правовой формы нельзя считать палочкой-выручалочкой, которая автоматически сделает наше ЖКХ прибыльным и эффективным: акционерные общества болеют теми же недугами, что и МУПы. И бестолковое управление, и воровские наклонности высшего менеджмента им свойственны не в меньшей степени, чем муниципальным предприятиям.
МУП «Тамбовгортранс»: подвели «рогатые»
Дело «Тамбовгортранса» отличается от предыдущих случаев. Предприятие оказалось на грани банкротства не столько из-за бездарного управления, сколько по объективным причинам.
«Тамбовгортранс» работает с убытками уже очень давно. Разоряют его троллейбусы, которые муниципальный перевозчик вынужден использовать. В отличие от сравнительно дешевых в эксплуатации автобусов, этот вид городского транспорта в последнее время превратился в «черную дыру», безвозвратно поглощающую бюджетные деньги.Дело тут не столько в прожорливости троллейбусных двигателей, сколько в колоссальных потерях на контактных сетях. Им уже больше полувека, они чрезвычайно изношены и при прохождении через них половина электроэнергии теряется. Их необходимо модернизировать, однако на это нужны средства, которые найти в бюджете города едва ли получится.
– Деятельность МУП «Тамбовгортранс» связана в числе прочего с троллейбусами. Тарифы не обеспечивают нормальное функционирование этого электрического транспорта. Потери в контактных сетях очень велики. Чтобы провести их реконструкцию, потребуется не менее 200 млн рублей. Найти такие деньги городу крайне затруднительно. Возможно, Тамбову придется отказаться от троллейбусов, – утверждает госпожа Григорьева.
Работа «Тамбовгортранса» субсидируется из городского бюджета, но поддержка составляет всего 30 млн рублей в год. Эти деньги расходуются в основном на то, чтобы покрыть убытки, которые возникают по причине заниженных тарифов и обилия льготников. На те крохи, которые остаются у предприятия, модернизацию контактных сетей провести невозможно.
Вопрос о постепенной замене троллейбусов газовыми автобусами обсуждается с 2016 года. В некоторых районах города – например, на улицах Елецкой и 40 лет Октября – уже начали демонтировать контактные сети.
Кроме того, предполагалась замена троллейбусов белорусскими электробусами, которые не требуют контактных сетей и движутся за счет энергии, накопленной в огромных конденсаторах. Однако для этого требуется построить множество зарядных станций, на что опять же нужны деньги.
В общем, решение проблем МУП «Тамбовгортранс» упирается в финансы, которых в городском бюджете нет. Радикальное решение не принято, и долги предприятия перед энергетиками растут.
«Тамбовская областная сбытовая компания», которая обеспечивает МУП электроэнергией, подала иск на 27,4 млн рублей. Однако и такие деньги найти практически нереально.
Арбитраж встанет, по всей видимости, на сторону истца. Прецедент уже был в 2018 году, когда рассматривалось дело о восьмимиллионной задолженности муниципального перевозчика. Суд тогда недвусмысленно принял сторону кредиторов, но дал городскому предприятию отсрочку платежа, учитывая его бедственное финансовое положение.
Сегодня речь идет уже не о восьми, а о 27 млн с «хвостиком». По словам директора МУП Александра Шелудякова, власти города пообещали предоставить предприятию увеличенную почти вдвое субсидию, чтобы дать возможность расплатиться с «Тамбовской областной сбытовой компанией» и избежать банкротства. Однако все понимают, что это паллиатив, поскольку деньги не пойдут на модернизацию контактных сетей.
К слову, это не единственный случай, когда транспортное предприятие оказывается на грани объявления его несостоятельным либо обанкротившимся. Например, весной 2015 года по решению Арбитражного суда Тамбовской области банкротство по упрощенной процедуре постигло МУП «Бондарское автотранспортное предприятие», которое работало в селе Бондари, административном центре одного из районов Тамбовщины.
Эксклюзивный порок?
Сейчас часто приходится слышать, что причиной банкротства МУПов стала их «врожденная» экономическая неэффективность. Безусловно, в таких рассуждениях есть здравое зерно. Ведь директор МУП самостоятельно распоряжается имуществом, исключая недвижимость. Контроль со стороны учредителя, как правило, оказывается слабым, что открывает руководителю простор для злоупотреблений.
Еще в 2017 году бывший вице-губернатор Игорь Кулаков утверждал, что МУПы и ГУПы объединяют в себе худшие черты бюджетных учреждений и частных компаний, поэтому их нужно как можно скорее либо преобразовать в казенные предприятия, либо акционировать.
– От формы МУПов и ГУПов нужно отходить, потому что подобные компании крайне неэффективно управляются. Практика показала, что основная задолженность в коммунальной инфраструктуре приходится на предприятия именно этой организационно-правовой формы, – сказал тогда Игорь Кулаков.
Чуть позже те же идеи высказывал и председатель областного комитета по управлению имуществом – вице-губернатор Глеб Чулков. Летом прошлого года на губернаторской планерке он заметил, что из 74 МУПов, которые на тот момент действовали в Тамбовской области, львиная доля не приносит прибыли. Поэтому будут ликвидированы, проданы либо преобразованы в акционерные общества практически все унитарные предприятия региона, кроме узкоспециализированных, например, аптек, которые работают с наркотическими средствами.
Это мнение тамбовских высших чиновников вполне согласуется с последними веяниями общероссийской политики.
Представление о неискоренимой ущербности унитарных предприятий давно продвигает Федеральная антимонопольная служба. Она настаивает на ликвидации МУПов и ФГУПов. Ее точку зрения разделяет немало людей в правительстве и парламенте.
Еще в середине позапрошлого года заместитель министра финансов России Алексей Моисеев заявил, что в скором времени предприятия с этой организационно-правовой формой будут упразднены.
В конце же минувшего года законопроект о полной ликвидации МУПов и ФГУПов к началу 2021 года рассматривался в Госдуме и был принят в первом чтении.
Однако в области существуют и другие мнения.
– Безусловно, унитарные предприятия – это лишняя нагрузка на бюджет, однако не все они убыточны, – говорит Светлана Григорьева. – Есть работающие «в ноль» и даже с прибылью. Банкротов среди них на самом деле не так уж и много. К тому же, некоторые из них незаменимы. Особенно это касается сельских территорий, где МУПы исполняют социальную функцию. Они, например, занимаются водоснабжением небольших деревень – деятельностью, которая по определению прибыльной быть не может. Поэтому ликвидация МУПов – это вопрос поиска иных способов предоставлять те же услуги, на которых они специализируются.
Действительно, в перечне компаний, объявленных несостоятельными в последние годы, преобладают вовсе не унитарные предприятия, а общества с ограниченной ответственностью. На их долю приходится как минимум 90% всех банкротств. Однако ООО считается эффективной организационно-правовой формой, ликвидировать которую никто не собирается.
Что же касается разворовывания бюджетных средств, то у коррупционеров для этого хватает возможностей и помимо МУПов. Аффилированные частные предприятия, например.
Поэтому ликвидация унитарных лишь отчасти оздоровит сферу ЖКХ, радикально же ее самочувствие это не улучшит. К тому же, в маленьких населенных пунктах упразднение унитарных предприятий может обернуться неприятными социальными последствиями.
Причины поразивших жилищно-коммунальное хозяйство недугов заключаются не только и даже не столько в организационно-правовой форме участников рынка. Они лежат гораздо глубже.Олег Ведерников

Источник

Admin

Добавить комментарий